Чем закончится «дело Краяна», или криминальный шлейф одесского открытого офиса

Вот уже несколько недель в Малиновском суде слушают «дело «Краяна». После распорядительных заседаний его начали рассматривать по сути 14 ноября.

Тогда зачитали первые 12 страниц обвинительного заключения, 23 ноября продолжили. Правда и 23 ноября дочитать обвинительное заключение не получилось — продолжение следует уже в декабре.

Из мэрского кресла – на скамью подсудимых

Расположенный на Ближних Мельницах завод Тяжелого краностроения имени Январского восстания, отсюда и название «Краян», в советское время был в Одессе одним из самых значимых. Колесные его краны работали по всему Советскому Союзу. А после распада страны «Январка» сошла на нет. Ее строения в начале 2016 года продали за 11,3 миллиона гривен. В сентябре того же года городская власть купила это уже за 185 миллионов гривен – для чиновников своего «открытого офиса».

Большой перепад цены заинтересовал НАБУ – Национальное антикоррупционом бюро Украины. И в суд передали порядка 90 увесистых томов уголовного производства.

Они, как и сто с лишним свидетелей, должны помочь суду разобраться виновны или нет:

  • Одесский городской голова Геннадий Труханов;
  • Заместитель Одесского городского головы Павел Вугельман;
  • Глава постоянной комиссии по коммунальной собственности Одесского горсовета Василий Шкрябай;
  • Директор департамента коммунальной собственности Одесского горсовета Алексей Спектор;
  • Заместитель директора департамента коммунальной собственности Одесского горсовета Владимир Радионов;
  • Представитель оффшора Valton Group LP Игорь Кравченко;
  • Директор частной компании-продавца здания ООО «Девелопмент элит» Петр Загордиенко;
  • Оценщик, директор ЧП «Брокбизнесконсалт» Галина Богданова.

В чем их обвиняет НАБУ?

В том, что Геннадий Труханов обманом убедил депутатов городского Совета проголосовать за покупку «Краяна». Городскому голове инкриминируют ст.191 УК Украины, по которой за хищение или растрату имущества «светит» лишение свободы от семи до двенадцати лет. Как полагает следствие, одесский мэр вместе со своими подчиненными вступил в преступный сговор «для распила» денег городского бюджета.

дело Краяна

Графика: НАБУ

Наши миллионы: какая разница!

Цепь событий, по версии обвинения, складывалась так.

После анализа, который провели в мэрии летом 2016 года, городскому голове доложили, что на краяновской кабинетной площади 7100 метров можно разместить 710 сотрудников. В то же время представители продавца через подконтрольные фирмы перепродали строения и внесли их в уставной фонд «Девелопмент Элит», созданного, как считают «следаки» с признаками фиктивности. Несмотря на то, что цену строения не определили, а оценка вообще не проводилась, Одесский горсовет признал предложение о покупке целесообразным. Следствие опиралось не только на докладную записку, подготовленную заместителем городского головы Павлом Вугельманом, но и видеозапись сессии горсовета, где Геннадий Труханов говорил о том, что Одесса – в пятерке украинских городов, которые могут войти в проект Международного европейского банка «открытый офис». И документы должны быть подготовлены к близкой дате. «Почему до 1 октября? Потому что нам 50 процентов средств на организацию такого офиса выделяется» – подчеркивали в антикоррупционном бюро слова мэра.

На самом же деле для открытого офиса было представлено строение бывшей Киевской райадминистрации и никаких ограничений в сроках подачи документов Минсоцполитики не устанавливало.

Как свидетельствует видео, Одесский городской голова утверждал, что депутаты голосуют лишь за предварительное решение на согласие покупки, а состоится она лишь после изучения документов. Что тоже оказалось неправдой.

По мнению экспертов, к которым обратилось следствие, стоимость строений не могла быть более 92 миллионов гривен. Что, разумеется, не сравнимо с заплаченными 185 миллионами.

Полученные от городской власти деньги фирма-продавец попробовала перечислить другой фирме с признаками фиктивности. Но на счета компании наложили арест.

И возникло еще одно уголовное производство, поскольку арестованные деньги хотели «освободить» за взятку.

Как с гуся вода

— Во время пребывания на процессе я поневоле ловлю себя на мысли: что я здесь делаю? Очевидно, придется ответить на все вопросы, чтобы ни у кого не было никаких сомнений и привести убедительные доказательства, что мы выполняли свои функциональные обязанности, а не «расписанные роли», как утверждает следствие.

дело краяна

Труханов общается с журналистами после заседания 26 октября. Фото: Пушкинская

Такое пояснение дал подсудимый мэр Геннадий Труханов журналистам после судебного заседания 26 октября. И еще сказал, что «действовали правильно при приобретении помещения, подсчитав экономическую выгоду для города». Словом, демонстрировал непогрешимость.

Что это, думал я, армейская привычка (Труханов служил офицером) держаться на людях или уверенность, что и теперь «как с гуся вода» ?

Да, в центре скандала одесский мэр оказался не впервые. Но и обвинения в двойном гражданстве с Россией, и упоминание в «панамском списке», где, как утверждает Википедия, он собственник более двадцати оффшорных компаний, зарегистрированных на российский паспорт, и пожар в городском лагере «Виктория» унесшем жизни детей, – все эти обвинения, как и дорожный, аэропортовский и другие скандалы на официальном его статусе не сказались. Другое дело – репутация. Но на что она влияет у нас?

Казус Богдановой

В числе ходатайств, поданных суду на предварительном заседании, было и это – о прекращении уголовного производства в отношении оценщика Галины Богдановой. Сторона обвинения, разумеется, возражала. И суд дал время, чтобы она смогла свою позицию обосновать.

Директор ЧП «Брокбизнесконсалт», на первый взгляд, не главный фигурант резонансного дела, однако если из подозрительной цепи это звено выпадает, то и без того непростое доказательство вины других подсудимых становится еще сложней.

Галину Богданову обвиняют в пособничестве в завладении средств местного бюджета и служебном подлоге – внесении заведомо ложных сведений в отчет об оценке бывшего завода «Краян». И защита хотела освободить ее от уголовной ответственности на основании Закона, который запрещает криминальное преследование, если против фигуранта уже начинали дело и закрыли его в связи с отсутствием состава преступления.

Разумеется, эту норму год назад ввели в уголовно-процессуальный кодекс, чтобы против одного человека не заводили череду дел по одной и той же причине.

И в Приморском райотделе одесской милиции сразу же по заявлению общественной организации «Национальное сопротивление» начали расследование в связи со служебной халатностью во время оценки «Краяна» в 185 миллионов гривен. По полицейскому расследованию, где эксперты оценили краяновские строения в 173-196 миллионов гривен, уголовное преследование прекратили. И законность этого прекращения подтвердил суд. А вот почему с открытием дела-дубликата не передали в НАБУ, которое занималось «Краяном», можно только догадываться.

В Малиновском суде иск о прекращении уголовного преследования Галины Богдановой оставили без удовлетворения. Как и остальные просьбы обвиняемых. Их было порядка двух десятков.

Стремительное решение

Разумеется, защита искала все возможные для себя пути. Какие считала возможными? Об одном из них руководитель центра противодействия коррупции Виталий Шабунин поведал в блоге «Украинской правды»: чтобы снять арест с части денег, полученных за «Краян», в Соломенский суд Киева подавали десятки ошибочных (!) ходатайств пока одно из них автоматизированная система не распределила судье, которая, как выяснило следствие, фигурировала в переписке по мессенджеру заинтересованных лиц. А те ходатайства, что автоматизированная система распределила судьям другим, просто списали, поскольку там значилось дело с неверным номером.

За решение о покупке «Краяна» проголосовали более пятидесяти депутатов Одесского городского совета.

– Сессия эта была внеочередной, и если начинается она в десять утра, то повестку депутаты получили накануне вечером. Подготовиться, разобраться в сути вопросов возможности не было. Хотя обычно мы должны получить повестку за 10 дней, а на сайте горсовета сессионные вопросы должны быть за двадцать дней, – говорила в беседе со мной депутат Лилия Леонидова. – Депутаты не получили документы оценки краяновских строений, – продолжала она. – Правда, некоторые все же выступили против принятия решения, но мэр Геннадий Труханов и вице-мэр Павел Вугельман говорили очень убедительно. И даже у меня не возникло сомнений, что Одесса получит половину финансирования на «открытый офис». И называли международные организации, которые дают деньги тогда, когда не сомневаются в честности. И я тоже поверила манипуляции. Ну, а то, что «открытый офис» городу нужен – это очевидно.

Не думаю, – предполагала Лилия Васильевна, – что даже если было бы время вникнуть, то произошло бы чудо, и это решение заблокировали. Большинство голосует «как надо». Но тогда, на сессии, это решение приняли, можно сказать, стремительно.

Конечно, потом депутаты разобрались, практически все были на допросах в НАБУ, я в том числе. Вскрылось, что никакие западные структуры в этом не участвовали.

Когда разразился скандал, я проанализировала то, что произошло. И могу сказать, что в нашей стране на уровне местных советов нет другого случая, когда бы вывели такую большую сумму.

Оказалось неправдой, и что помещение купили с уже сделанным ремонтом. В свое время телевизионщики прорвались туда и сняли этот якобы ремонт. А когда здание действительно привели в порядок, то вместе с покупкой оно обошлось, значительно дороже, — считает Лилия Леонидова.

И в то же время у нас не хватает денег для помощи неимущим, в том числе и на лечение.

При этом, добавила собеседница, офис с таким уровнем услуг, как этот, «открытый», Одессе был нужен. И о нареканиях на его работу не знаю.

* * * * *

…Эксперты-юристы, с которыми я говорил о перспективах дела «Краяна», считают, что доказать умысел в действиях Геннадия Труханова да и других обвиняемых будет весьма сложно. Значит, ждать обвинительного приговора не приходится.

Впрочем, судебный процесс впереди.

На этих словах мне позвонил друг:

– Ты занят?

– Да, вот пишу субъективные заметки о суде над Трухановым.

– Знаю, чем он закончится.

–Я тоже.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *